Неправильное определение рабочего места работника: последствия для нанимателя

Рабочему месту работника законодатель уделил немного внимания. В частности, в ч. 2 ст. 31 ТК указано, что это место постоянного или временного пребывания работника в процессе трудовой деятельности. Причем для отдельных категорий работников рабочее место вообще не предусмотрено, в частности для дистанционных работников. 

Правильное определение рабочего места имеет существенное значение при увольнении за прогул без уважительных причин (абз. 2 п. 7 ст. 42 ТК). Рассмотрим два случая из судебной практики, когда суды признали увольнение работника за прогул незаконным в связи с неправильным определением нанимателем рабочего места работника.

Самосейко Владимир
Самосейко Владимир

Юрист, магистр права

209 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Содержание:


Выход на работу после окончания трудового отпуска: в офис или на рабочее место? 

Судебное решение: определение судебной коллегии по гражданским делам Минского городского суда от 09.04.2020.

Краткие выводы: 

1. Рабочим местом прораба по распоряжению нанимателя может быть непосредственно строительный объект. 

2. Окончание отпуска не означает, что данный работник обязан явиться по месту нахождения офиса нанимателя. 

Обстоятельства дела

Гражданин Ф. был принят на работу в ЧТУП «Г» по должности производителя строительно-монтажных работ на основании контракта, заключенного сроком на один год. 

В связи с невыплатой заработной платы с мая 2019 г. работник 03.09.2019 подал заявление о расторжении контракта по ст. 41 ТК. Заявление было оставлено нанимателем без удовлетворения.

Работник Ф. 18.09.2019 обратился в суд с иском о взыскании заработной платы, досрочном расторжении контракта по ст. 41 ТК в связи с нарушением нанимателем законодательства о труде.

В процессе рассмотрения указанного дела он был уволен приказом нанимателя от 02.12.2019 по п. 5 ст. 42 ТК (нумерация статей ТК указана на момент увольнения. — Прим. ред.) за прогул без уважительных причин. В качестве повода для увольнения работника наниматель ссылался на довод об отсутствии его 29.11.2019 на рабочем месте.

Решение суда

Удовлетворяя исковые требования Ф. о признании увольнения незаконным, суд пришел к выводу об отсутствии законных оснований для увольнения истца за прогул без уважительных причин.

Так, судом установлено, что офисы нанимателя, расположенные по пр-ту П. в г. Минске, не являлись рабочим местом работника. Согласно второму контракту, заключенному с работником, для последнего определено рабочее место, расположенное по ул. С. в г.п. Р. Минского района Минской области, а также на других объектах, указанных нанимателем.

Приказом нанимателя от 23.10.2018, с которым работник был ознакомлен под подпись, работник Ф. был назначен ответственным за производство работ на объекте «Р», расположенном по ул. С. в г.п. Р. Минского района Минской области.

Рабочее время работника предусмотрено п. 13 заключенного с ним контракта, а именно с 09:00 до 18:00 с перерывом с 13:00 до 14:00.

Суд установил, что 29.11.2019 работник Ф. находился в течение рабочего времени на указанном объекте. 

Довод представителя нанимателя о совершении работником 29.11.2019 прогула без уважительных причин сводится к тому, что работник по окончании 28.11.2019 отпуска без сохранения заработной платы должен был явиться 29.11.2019 в офис нанимателя, а не на указанный строительный объект, поскольку строительные работы на указанном объекте ЧТУП «Г» с сентября 2019 г. не велись в связи с прекращением договорных отношений с заказчиком.

Указанный довод представителя нанимателя судом был отвергнут, так как контрактом с работником не было предусмотрено, что офис нанимателя является для работника рабочим местом, рабочее место установлено работнику по месту нахождения строительных объектов по указанию нанимателя.

С 23.10.2018 таким объектом для работника являлся строительный объект, расположенный по ул. С. в г.п. Р. Минского района Минской области.

Ответственность за выполнение строительно-монтажных работ на других объектах на работника не возлагалась, приказов о закреплении за работником иных объектов не издавалось. Факт нахождения работника 29.11.2019 на вверенном ему объекте установлен судом на основании достаточных и достоверных доказательств, в том числе на основании показаний допрошенных свидетелей, расшифровок телефонных соединений с указанием базовых станций операторов сотовой связи.

Вывод автора: офис нанимателя, если это прямо не определено в трудовом договоре, автоматически не является рабочим местом работника. И если согласно трудовому договору и (или) распоряжению нанимателя работник должен быть на строительном объекте, то после больничного или отпуска он формально также не обязан вначале появляться в офисе нанимателя.

Невыход на работу в связи с отсутствием работы: дисциплинарный проступок или простой?  

Судебные решения:
• решение суда Советского района г. Минска от 13 06.2022 по иску Г. к ООО «Д» о восстановлении на работе, взыскании задолженности по заработной плате, среднего заработка за время вынужденного прогула, материальной компенсации морального вреда;
• определение судебной коллегии по гражданским делам Минского городского суда от 19.09.2022 по делу № 101ГИП221228/А.

Краткий вывод:отсутствие работника на работе в связи с необеспечением нанимателем работой является простоем и не может служить основанием для увольнения работника. 

Обстоятельства дела

Работник Г. был принят на работу с 08.11.2021 в ООО «Д» монтажником санитарно-технических систем и оборудования 2-го разряда на условиях заключенного контракта сроком на 1 год. Позднее Г. был уволен с работы за прогулы без уважительных причин, совершенные с 01.03.2022 в соответствии с абз. 2 п. 7 ст. 42 ТК.

Позиция работника

Г. считал увольнение незаконным, поскольку в контракте рабочее место не определено, работа носила разъездной характер, выполнялась на строительных объектах, поэтому в офисе он не работал. По сложившейся в ООО «Д» практике о месте работы его и других работников информировал прораб по телефону. 

В марте и апреле 2022 г. наниматель не обеспечил Г. работой, отсутствие работы документально не оформил (простой, отпуск без сохранения заработной платы), заработную плату не начислил, причину его отсутствия на работе не выяснял, а произвел увольнение за совершение прогула. 

Решение суда

Решением суда Советского района г. Минска от 13.06.2022 работник Г. был восстановлен на прежней работе в ООО «Д» в прежней профессии монтажника санитарно-технических систем и оборудования 2-го разряда с прежними существенными условиями труда. 

С ООО «Д» в пользу Г. взыскана заработная плата за время простоя в размере 440,04 руб., средний заработок за время вынужденного прогула в размере 1064,25 руб., а всего 1504,29 руб., из которых подлежат удержанию установленные законодательством налоги и отчисления при исполнении решения суда, денежная компенсация морального вреда в размере 500,00 руб.

Также с ООО «Д» взыскана госпошлина в доход государства в размере 267,22 руб. Указано, что решение суда в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Аргументация суда

Суд признал увольнение работника на основании абз. 2 п. 7 ст. 42 ТК незаконным и удовлетворил его требования о восстановлении на работе по следующим обстоятельствам:

  • рабочее место работника определено не было;
  • в соответствии с должностной инструкцией работник обязан был подчиняться производителю работ;
  • в период с 1 марта 2022 г. работник отсутствовал на рабочем месте по распоряжению и с ведома прораба Р.; 
  • наниматель по телефону с работником не связывался, распоряжений о явке на строительный объект не давал.

Согласно приказу основанием к увольнению Г. послужили докладная записка Р. от 05.04.2022 об отсутствии Г. с 01.03.2022 на работе и акт об отсутствии на работе от 06.04.2022, объяснения работника, из которых следует, что с 01.03.2022 он не находился на работе по причине ее отсутствия. 

Вместе с тем лица, подписавшие акт об отсутствии работника на рабочем месте от 06.04.2022 без уважительных причин, на строительном объекте не находились, подписали акт лишь на основании представленной Р. докладной записки. 

При этом, как следует из пояснений в суде представителя нанимателя, за период отсутствия работника на работе с 01.03.2022 никто из ООО «Д» местонахождением Г. не интересовался, по телефону не звонил. 

При этом представитель нанимателя пояснила в суде, что у работников строительных специальностей, в том числе у работника Г., рабочим местом является строительный объект, на котором в соответствии с заключенными договорами производятся определенные виды строительных работ. Соответственно, в офисе такие работники не работают. 

Поскольку рабочее место у рабочих на территории предприятия не определено, то о месте работы такой работник информируется прорабом и по звонку должен явиться в установленное время на определенный строительный объект. 

С середины декабря 2021 г. по конец февраля 2022 г. работник выполнял сантехнические работы на строительном объекте «Капитальный ремонт сетей водоснабжения в общежитии по адресу: г. Лида, ул. М.», проживал в арендованной ООО «Д» квартире в г. Лида, непосредственным руководителем работника на данном объекте являлся производитель работ Р. 

В конце февраля 2022 г. Р. сообщил о том, что сантехнические работы на данном объекте окончены, в связи с чем по его распоряжению 28.02.2022 Г. вместе с Р. и другими работниками собрали инст-румент и покинули строительный объект. 

При этом Р. пояснил, что в настоящее время работы нет, других объектов нет, в связи с чем работнику необходимо быть на связи и ждать звонка. В течение марта — апреля 2022 г. работник неоднократно звонил Р. по вопросу предоставления работы, однако последний все время отвечал, что все объекты заморожены, работы нет, говорил ждать звонка. 

Указанные обстоятельства подтвердили в суде свидетели С. и К. 

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что с 01.03.2022 работником прогулы не допущены, работник отсутствовал на работе в связи с необеспечением нанимателем работой. В связи с этим у нанимателя отсутствовали основания для увольнения работника за прогулы без уважительных причин.

Суд в такой ситуации оценил отсутствие работника на работе в связи с необеспечением нанимателем работой как простой по вине нанимателя и удовлетворил требования работника о взыскании заработной платы за период простоя в размере 2/3 тарифной ставки (оклада) в сумме 440,04 руб. 

Вывод автора: дополнительно к первому выводу обращаем внимание суда на оборудование рабочего места в офисе нанимателя. То есть отсутствие такого места дополнительно может указывать на отсутствие обязанности работника находиться по месту нахождения нанимателя без наличия специального распоряжения последнего. 

209 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме