Вина заказчика как основание уменьшения судом взыскиваемой пени

Согласно ст. 375 ГК если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Ненадлежащее исполнение обязательства по вине обеих сторон называется «правилом смешанной ответственности», в соответствии с которым объем ответственности должника уменьшается в той мере, в которой нарушение обязательства обусловлено виновными действиями кредитора.

Белявский Сергей

Директор юридической компании «Экономические споры»

987 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

При принятии решения о возможности уменьшения ответственности должника в соответствии со ст. 375 ГК суды оценивают доводы должников в обоснование того, что кредиторы не приняли разумных мер или, напротив, приняли неразумные меры, направленные на уменьшение убытков. Разумность действий кредитора, направленных на уменьшение убытков, определяется в каждой конкретной ситуации исходя из фактических обстоятельств взаимоотношений сторон. Такие действия могут также вытекать из императивных указаний законодателя (например, по утверждению проектно-сметной документации, учинению на ней отметок «к производству работ» перед передачей подрядчику и т.п.). Также разумность действий кредитора может определяться обычаями делового оборота либо обычно предъявляемыми требованиями.

Фабула дела

Между ООО «Заказчик» и УП «Подрядчик» по результатам процедуры торгов был заключен договор строительного подряда. Предметом договора являлось проведение комплекса работ по строительству объекта «Оптимизация систем теплоснабжения и горячего водоснабжения за счет применения тепловых насосов и проведение пусконаладочных работ в соответствии с проектно-сметной документацией».

В договоре стороны согласовали срок окончания работ — 28.07.2015. В обозначенный срок работы выполнены не были.

Экономическим судом было рассмотрено дело по иску ООО «Заказчик» (истец) к УП «Подрядчик» (ответчик) о взыскании 4 500 рублей пени за превышение предусмотренных договором сроков сдачи объекта в эксплуатацию. В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика были привлечены КУП «Технадзор» и ОАО «Проектировщик».

В обоснование своих требований истец ссылался на условия заключенного сторонами договора строительного подряда.

Ответчик в отзыве на иск и в судебном заседании требования не признал, указывая на отсутствие вины в превышении срока приемки объекта в эксплуатацию.

Третьи лица указали на необходимость удовлетворения требований, подтвердив, что спорный объект не введен в эксплуатацию по причине незавершения ответчиком работ.

Рассмотрение дела судом

Изучив и оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности, исследовав заключение судебной строительно-технической экспертизы, экономический суд установил следующее.

В договоре строительного подряда стороны действительно согласовали срок окончания работ (срок ввода объекта в эксплуатацию) — 28.07.2015. В соответствии с договором срок выполнения работ мог быть продлен путем подписания сторонами дополнительного соглашения к договору. Однако стороны в заседании подтвердили, что срок выполнения работ ими в порядке, установленном договором, не продлевался и был фактически нарушен.

В условиях договора ответчик принял на себя обязательства выполнять строительно-монтажные работы в соответствии с проектной документацией. Предоставление проектно-сметной документации являлось обязанностью истца.

Разработчиком проектно-сметной документации выступало ОАО «Проектировщик» в рамках договора подряда на выполнение проектных и изыскательских работ, заключенного с истцом. ДРУП «Госстройэкспертиза» было выдано положительное заключение на соответствующую проектно-сметную документацию. Внутренним приказом истца проектно-сметная документация была утверждена.

Проектно-сметная документация была предоставлена истцом ответчику, однако не имела отметки о ее утверждении «к производству работ». Как пояснили в заседании эксперты и ответчик, у ответчика были три различных вида проектно-сметной документации, ни один из которых не имел отметки «к производству работ».

Порядок приемки объекта в эксплуатацию был согласован сторонами в условиях договора. В соответствии с данным порядком сдача-приемка выполненных строительно-монтажных и пусконаладочных работ должна была оформляться актом сдачи-приемки работ, который подписывался сторонами. Названный акт стороны по состоянию на дату рассмотрения иска не подписали, объект в эксплуатацию не вводили. При этом приказом истца была создана приемочная комиссия для приемки объекта.

Как было установлено судом, подтверждено экспертами в экспертном заключении и в судебном заседании и не оспорено сторонами, причинами невозможности ввода до настоящего времени спорного объекта в эксплуатацию явились в совокупности:

1) несоответствие смонтированного оборудования проекту;

2) несоответствие подключения смонтированного оборудования проекту;

3) недостатки проектно-сметной документации;

4) несоответствие выполненных работ проектно-сметной документации;

5) недостатки исполнительной документации.

Таким образом, 4 из 5 причин находятся в пределах договорных обязанностей ответчика и одна, связанная с недостатками проектно-сметной документации, — в пределах договорных обязанностей истца и проектировщика.

В договоре стороны предусмотрели, что они несут ответственность за ненадлежащее исполнение договора в соответствии с действующим законодательством.

Оценив фактические обстоятельства, суд пришел к следующим выводам.

В силу ст. 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства.

Согласно подп. 8.1 п. 8 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.09.1998 № 1450 (далее — Правила строительного подряда), договор заключается при наличии у заказчика проектной документации, прошедшей государственную экспертизу и утвержденной в установленном порядке (далее — проектная документация), если обязанность по обеспечению проектной документацией не возлагается договором на подрядчика.

При этом в соответствии с пп. 24 и 26 Правил строительного подряда заказчик обязан передать подрядчику проектную документацию, а также разрешительную и иную документацию, необходимую для исполнения договора, в сроки и количестве, предусмотренных этим договором. Как следует из части второй п. 3.2 ТКП 45-1.03-161-2009 «Организация строительного производства», заказчик должен передать подрядчику проектную документацию с отметками «к производству работ» на каждом листе проекта.

Согласно ст. 696 и 701 ГК по договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить строительные и иные специальные монтажные работы и сдать их заказчику, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять результаты этих работ и уплатить обусловленную цену.

С учетом изученных в ходе судебного заседания фактов суд пришел к выводу о доказанности факта нарушения ответчиком срока выполнения работ, предусмотренного договором. При этом из собранных судом доказательств усматривается наличие вины не только ответчика, но и проектировщика и, следовательно, самого истца, предоставившего ответчику проектно-сметную документацию с недостатками и без отметки «к производству работ» в нескольких различных вариантах.

Исходя из ст. 310, 311 ГК исполнение обязательства может обеспечиваться неустойкой (штрафом, пеней). Согласно п. 85 Правил строительного подряда подрядчик уплачивает неустойку (пеню) заказчику за превышение по своей вине установленных договором сроков сдачи объекта в эксплуатацию (передачи результата строительных работ) — 0,15 % стоимости объекта за каждый день просрочки, но не более 10 % стоимости объекта (результата строительных работ).

Произведенный истцом расчет пени в размере 4 500 рублей с учетом 10%-ного ограничения его размера суд признал обоснованным.

В то же время согласно ст. 375 ГК если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника.

С учетом изложенного суд посчитал необходимым уменьшить размер ответственности ответчика до 3 600 рублей.

Оснований для применения ст. 314 ГК суд не усмотрел.

В удовлетворении остальной части иска было отказано. Решение суда не было обжаловано в апелляционном и кассационном порядке и вступило в законную силу.

***

Характеризуя применение судом ст. 314 и 375 ГК, следует учитывать иной характер ст. 375 ГК по сравнению с правом, предоставленным суду ст. 314 ГК. Об этом прямо указано в ст. 314 ГК. Так, правила данной статьи не затрагивают права должника на уменьшение размера его ответственности на основании ст. 375 ГК и права кредитора на возмещение убытков в случаях, предусмотренных ст. 365 ГК. Иными словами, ст. 375 ГК применяется судом независимо от применения ст. 314 ГК. Две указанные статьи могут также применяться одновременно.

987 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме