Уменьшение неустойки (пени) — право, а не обязанность суда - jvs

Уменьшение неустойки (пени) — право, а не обязанность суда

Большинство субъектов хозяйствования рано или поздно сталкиваются с проблемой взыскания долгов и санкций за просрочку их уплаты. Актуально это и для строительной отрасли Республики Беларусь, где постоянно имеет место просрочка заказчиков, генподрядчиков по расчету за выполненные работы с подрядчиками, субподрядчиками по договорам строительного подряда. 

Опытные должники-неплательщики хорошо знакомы с п. 1 ст. 314 ГК и в переговорах об урегулировании спора во внесудебном порядке уверенно заявляют, что взыскатель не сможет взыскать с них и половины заявленной пени, поскольку суд уменьшит ее.

Королёнок Лариса

юрист

1854 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Фабула спора

Между ООО «А» (заказчик) и ООО «Б» (подрядчик) заключен договор строительного подряда на выполнение строительных работ по прокладке стального футляра методом горизонтально-направленного бурения.

Подрядчик выполнил строительные работы в полном объеме в декабре 2014 г. и передал всю соответствующую документацию на подпись заказчику. Работы на объекте продолжились силами нового подрядчика ООО «Н».

02.03.2015 заказчик подписал акт сдачи-приемки выполненных строительных и иных специальных монтажных работ формы С-2 и справку о стоимости выполненных работ и затратах формы С-3 на общую сумму 220 000 000 неденоминированных рублей.

Согласно договору заказчик был обязан рассчитаться с подрядчиком в течение 60 календарных дней после выполнения работ подрядчиком. Однако заказчик не рассчитался с подрядчиком в срок по 05.05.2015 включительно.

В ответ на неоднократные просьбы подрядчика рассчитаться за выполненные работы заказчик 30.06.2015 заявил, что в июне 2015 г. на объекте были выявлены недостатки, которые не могли быть установлены при обычном способе приемки работ, — был поврежден городской трубопровод и повреждена труба, которую ООО «Н» протягивало в стальной футляр, ранее проложенный подрядчиком. В доказательство заказчик прилагал дефектный акт (без даты и места составления), подписанный его представителем, а также представителем технадзора и ООО «Н». На основании чего заказчик уведомлял подрядчика, что стоимость ремонтных работ по восстановлению работоспособности тепловых сетей будет учтена при расчете с подрядчиком.

В свою очередь, подрядчик отрицал свою причастность к повреждениям и сделал вывод о том, что они были нанесены подрядчиком ООО «Н», который выполнял строительные работы на объекте с января 2015 г. Подрядчик обращал внимание заказчика на то, что дефектный акт был составлен с нарушением договора, п. 52 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.09.1998 № 1450, и постановления Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь от 17.10.2011 № 48 «Об установлении форм документов и утверждении Инструкции о порядке заполнения и применения дефектного акта на гарантийный ремонт» (приложение 1), поскольку заказчик составил дефектный акт без вызова представителя подрядчика, акт по форме и содержанию не соответствовал законодательству, осмотр повреждений был произведен комиссией после проведения ремонта повреждений (когда труба была не просто отремонтирована, но и закопана), на основании чего комиссией заказчика были сделаны необоснованные выводы о причастности и вине подрядчика в нанесении повреждений. 

Также заказчиком не была произведена экспертиза до проведения ремонта повреждений в нарушение п. 5 ст. 673 ГК, заказчик нанял по своему усмотрению организации для устранения повреждений, и ремонт был произведен без привлечения подрядчика. Таким образом, ремонт повреждений был произведен в нарушение порядка, предусмотренного договором, и заказчик взял на себя расходы по ремонту повреждений. Из чего подрядчик сделал вывод, что у заказчика нет оснований удерживать оплату за выполненные подрядчиком строительные работы. 

Попытки досудебного урегулирования спора

В ходе переговоров стороны договорились обратиться в экспертную организацию для анализа фотографий и документов и дальнейшего установления лиц, виновных в нанесении повреждений. Заключение договора с экспертами и оплата услуг изначально возлагались на заказчика и в последующем должны были быть компенсированы стороной, виновной в нанесении повреждений.

Для урегулирования разногласий стороны (заказчик, подрядчик, технадзор и подрядчик ООО «Н») встретились с представителями экспертной организации. Эксперты высказали предположения, что повреждения трубы были нанесены подрядчиком ООО «Н» либо опорами/скобами, на которых лежала труба и давила своим весом, что привело к вдавливанию краев опор/скоб в изоляцию трубы и ее повреждению, до протягивания/проталкивания трубы в стальной футляр. Что касается повреждений городского трубопровода, то эксперты пришли к выводу, что они были нанесены, вероятнее всего, ковшом экскаватора. В связи с тем, что подрядчик не раскапывал городской трубопровод, его причастность к нанесенным повреждениям была маловероятна.

Заказчик ответил на претензию подрядчика и указал, что просрочка оплаты была вызвана временными финансовыми трудностями, денежные средства в счет оплаты за выполненные строительные работы будут перечислены на счет подрядчика в минимальный срок.

Подрядчик обратился к нотариусу с заявлением о совершении исполнительной надписи на основании п. 25 Перечня документов, по которым взыскание производится в бесспорном порядке на основании исполнительных надписей, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 28.12.2006 № 1737, о взыскании с заказчика задолженности по оплате за выполненные подрядчиком строительные работы на сумму 54 086 094 неденоминированных рубля (за вычетом сумм, принудительно списанных со счета заказчика в счет задолженности подрядчика перед бюджетом). Подрядчику была выдана соответствующая исполнительная надпись нотариуса. 

Судебное разбирательство

Чтобы компенсировать инфляционные потери, подрядчик обратился в суд в порядке приказного производства о взыскании с заказчика процентов за пользование чужими денежными средствами за просрочку оплаты за выполненные подрядчиком строительные работы за период с 06.05.2015 по 18.09.2015 на сумму 9 525 642 неденоминированных рубля. Однако суд отказал подрядчику в выдаче определения о судебном приказе в связи с поступлением отзыва от заказчика, из которого следует наличие спора о праве — заказчик сообщал о нанесении подрядчиком повреждений на объекте и указывал, что заключения экспертов отсутствуют и нет точных данных, что не имеется недостатков по работе подрядчика.

Подрядчик обратился к экспертной организации с просьбой пояснить, когда будет готово заключение экспертизы, и выяснил, что заказчиком до настоящего времени не проведена оплата за услуги экспертов, в связи с чем экспертная организация не приступала к подготовке официального экспертного заключения. 

Подрядчик обратился в суд с иском о взыскании с заказчика договорной неустойки (пени) на сумму 33 872 504 неденоминированных рубля и процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму 11 600 175 неденоминированных рублей за период просрочки оплаты за выполненные строительные работы с 06.05.2015 по 13.11.2015.

Решение суда

Поскольку заказчик не обжаловал исполнительную надпись нотариуса и не смог представить в суд заключение экспертизы, а также указать срок, к которому услуги экспертов будут оплачены и заключение готово, суд удовлетворил требования подрядчика частично — постановил взыскать с заказчика неустойку (пеню) на сумму 25 000 000 неденоминированных рублей и проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму 11 600 175 неденоминированных рублей. При этом суд по своей инициативе воспользовался п. 1 ст. 314 ГК и уменьшил размер взыскиваемой пени. 

Подрядчик повторно обратился в суд с иском о взыскании с заказчика договорной неустойки (пени) на сумму 14 908 333 неденоминированных рубля и процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму 5 349 427 неденоминированных рублей за период просрочки оплаты за выполненные строительные работы с 14.11.2015 по 26.04.2016.

Заказчик возражал против требований подрядчика, обосновав свой отзыв тем, что согласно ст. 314 ГК подлежащая уплате неустойка несоразмерна последствиям нарушения обязательств. Заказчик просил суд учесть сумму процентов, которые компенсируют в определенной части последствия, вызванные нарушением денежного обязательства, и сумму санкций, ранее взысканных судом по предыдущему решению.

Подрядчик подал в суд ходатайство об изменении размера исковых требований и взыскании с заказчика договорной неустойки (пени) на сумму 18 523 373 неденоминированных рубля и процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму 6 111 305 неденоминированных рублей за период просрочки оплаты за выполненные строительные работы с 14.11.2015 по день вынесения решения суда.

Однако суд не нашел оснований пользоваться предоставленным ему правом уменьшения неустойки и постановил взыскать с заказчика неустойку (пеню) в полном объеме на сумму 18 523 373 неденоминированных рубля и проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму 5 585 710 неденоминированных рублей (сумма процентов была уменьшена на сумму необоснованно насчитанных процентов).

1854 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме