Признание исполнительной надписи по договору аренды не подлежащей исполнению

Несмотря на детальную проработку договорных формулировок, скоординированные действия исполнителей по договору и вполне законные действия по оплате полученных результатов работ, оказанных услуг могут привести к самым непредсказуемым последствиям. Пример последствий неточной формулировки назначения платежа по договору аренды приведен в публикуемой статье.

Трушко Вадим

юрист

2168 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Фабула спора

Между арендодателем (сторона А) и арендатором (сторона Б) 10.03.2015 был заключен договор аренды строительного оборудования (далее — договор) на общую сумму 80 010 000 руб. (в денежных единицах 2000 г.).

В связи с необходимостью получения арендатором дополнительного объема строительного оборудования 16.03.2015 стороны заключили дополнительное соглашение № 1 к договору, по которому сторона А передавала в аренду стороне Б строительное оборудование на сумму 10 000 500 руб. (в денежных единицах 2000 г.).

Договором была предусмотрена «кабальная» ответственность арендатора перед арендодателем, а именно:

— п. 6.2 договора: «За неуплату арендатором платежей в сроки, установленные договором, начисляется пеня в размере 10 % от просроченной суммы задолженности за каждый день просрочки»;

— п. 6.3 договора: «За неисполнение, ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных договором, виновная сторона уплачивает другой стороне неустойку в размере 30 % стоимости предмета аренды».

Согласно п. 5.2 договора арендатор производит арендные платежи путем 50%-ной предоплаты на расчетный счет арендодателя, оставшиеся 50 % — не позднее дня окончания срока аренды, оговоренного сторонами в счете-фактуре.

Сторона Б произвела предоплату, предусмотренную договором, платежными поручениями № 4 от 13.03.2015 на сумму 40 000 000 руб., № 7 от 09.04.2015 на сумму 10 000 000 руб. Итого — 50 000 000 руб. (в денежных единицах 2000 г.).

30.04.2015 между сторонами был подписан акт оказанных услуг № 01 на общую сумму 141 414 700 руб. (в денежных единицах 2000 г.), а также акт сверки взаимных расчетов, по которому задолженность стороны Б составляла 91 414 700 руб. (в денежных единицах 2000 г.).

Была допущена просрочка оплаты по договору, а именно: сторона Б произвела полное погашение задолженности платежными поручениями № 8 от 08.05.2015 на сумму 80 000 000 руб. (в денежных единицах 2000 г.) и № 9 от 05.06.2015 на сумму 13 500 000 руб. (в денежных единицах 2000 г.), тем самым полностью погасив задолженность по договору.

19.10.2016 стороной А в адрес стороны Б было выставлено платежное требование № 1 на сумму 563 121 руб. 65 коп. (в денежных единицах 2007 г.) на основании исполнительной надписи нотариуса от 30.09.2016 о взыскании со стороны Б задолженности в размере 9 141,47 руб. (в денежных единицах 2007 г.), пени в размере 417 765,18 руб. (в денежных единицах 2007 г.), неустойки в размере 136 005,00 руб. (в денежных единицах 2007 г.) и нотариального тарифа в сумме 210,00 руб. (в денежных единицах 2007 г.).

Сторона Б обратилась в экономический суд Минской области с заявлением о признании не подлежащим исполнению исполнительного документа (исполнительной надписи, совершенной нотариусом) на сумму 563 121 руб. 65 коп. (в денежных единицах 2007 г.).

Позиция истца

В судебном заседании представитель истца заявленные требования поддержал в полном объеме, пояснив, что на момент совершения исполнительной надписи задолженность по арендной плате отсутствовала.

Факт просрочки исполнения обязательств по внесению арендной платы он не оспаривал, представил расчет пени за период с 01.05.2015 по 05.06.2016 на сумму 11 273 руб. 70 коп. Требование о взыскании неустойки представитель истца также не оспаривал.

Позиция ответчика

Ответчик иск не признал. В отзыве на исковое заявление он указал, что исполнительная надпись совершена нотариусом в соответствии с требованиями законодательства. Ответчик не согласился с предложенным истцом расчетом штрафных санкций.

Представитель ответчика в судебном заседании поддержал изложенные в отзыве на исковое заявление доводы в полном объеме, пояснив, что денежные средства по платежным поручениям № 8 от 08.05.2015, № 9 от 05.06.2016 следует засчитывать как предоплату по договору, а не как расчет по акту оказанных услуг № 01 от 28.04.2015.

Мотивировочная часть

Экономический суд, заслушав представителей сторон, исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, оценив их в соответствии со ст. 108 ХПК, пришел к следующим выводам.

В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (п. 1 ст. 288 ГК).

В ст. 290 ГК закреплено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства.

Согласно п. 1 ст. 585 ГК арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату).

Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды. В случаях, когда договором они не определены, считается, что установлены порядок, условия и сроки, обычно применяемые при аренде аналогичного имущества при сравнимых обстоятельствах.

Приняв во внимание условия договора (п. 5.2), требования ст. 585 ГК, подписанный сторонами 30.04.2015 акт сверки взаимных расчетов, определяющий размер задолженности, платежные поручения № 8 от 08.05.2015, № 9 от 05.06.2015, суд пришел к выводу, что задолженность по акту оказанных услуг № 01 от 28.04.2015 подлежит признанию погашенной 05.06.2015.

В ходе судебного разбирательства доказательств нарушения нотариусом действующего законодательства при совершении исполнительной надписи не установлено, поскольку нотариус не обязан определять правомерность и порядок зачисления арендодателем сумм произведенных платежей. Представленные нотариусу документы соответствовали п. 6 Перечня документов, взыскание по которым производится в бесспорном порядке на основании исполнительных надписей, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 28.12.2006 № 1737.

Довод ответчика о том. что денежные средства, перечисленные стороной Б платежными поручениями № 8 от 08.05.2015, № 9 от 05.06.2015, подлежат зачислению как предоплата по другим актам оказанных услуг, суд во внимание не принял.

В силу ст. 300 ГК сумма произведенного платежа, недостаточная для полного исполнения денежного обязательства, погашает, если иное не предусмотрено Президентом Республики Беларусь: в первую очередь — издержки кредитора по получению исполнения; во вторую очередь — основную сумму долга и проценты за пользование денежными средствами, подлежащие уплате по денежному обязательству (займу, кредиту, авансу и т.д.); в третью очередь — проценты, предусмотренные ст. 366 ГК за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства, и неустойку.

Таким образом, сумма основного долга на 08.05.2015 по акту оказанных услуг № 01 от 28.04.2015 к договору аренды строительного оборудования составила 11 414 700 руб. (в денежных единицах 2000 г.).

05.06.2015 задолженность была полностью погашена платежным поручением № 9.

В соответствии с п. 1 ст. 311 ГК неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору, если иное не предусмотрено законодательными актами, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Соглашение о неустойке сторонами достигнуто.

На основании п. 6.2 договора за неуплату платежей в сроки, установленные в договоре, начисляется пеня в размере 10 % от просроченной суммы за каждый день просрочки.

Поскольку стороной А (ответчиком) начало просрочки определено с 02.05.2015, то пеня за период с 02.05.2015 по 08.05.2015 (6 дней) согласно п. 6.2 договора составляет 54 848 820 руб., что соответствует 5 484 руб. 88 коп. с учетом деноминации.

Пеня за период с 09.05.2015 по 05.06.2015 (28 дней) составляет 31 961 160 руб., что соответствует 3 196 руб. 12 коп. с учетом деноминации.

Согласно п. 6.3 договора за ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных договором, виновная сторона уплачивает другой стороне неустойку в размере 30 % стоимости предмета аренды.

Неустойка в соответствии с п. 6.3 договора составляет 136 005 руб. с учетом деноминации (30 % стоимости предмета аренды).

Вместе с тем, поскольку в ходе судебного разбирательства суд установил отсутствие оснований на момент рассмотрения спора по существу ко взысканию задолженности по акту оказанных услуг
№ 01 от 30.04.2015, он признал не подлежащей исполнению исполнительную надпись в части взыскания задолженности в размере 9 141 руб. 47 коп. (в денежных единицах 2007 г.).

В части первой ст. 314 ГК установлено, что если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, то суд вправе уменьшить неустойку.

При рассмотрении данного спора по существу, приняв во внимание размер установленной сторонами в договоре пени (10 % от просроченной суммы за каждый день просрочки), неустойки (30 % стоимости предмета аренды), период просрочки, учитывая то обстоятельство, что по своей сути неустойка является способом обеспечения исполнения обязательства (носит стимуляционно-защитный характер) и не выполняет функции дополнительного источника обогащения, суд, руководствуясь ст. 314 ГК, пришел к выводу об уменьшении пени до 1 000 руб., неустойки — до 13 600 руб.

Решение суда

Исковые требования были удовлетворены частично. Исполнительная надпись, выданная нотариусом в части взыскания со стороны Б в пользу стороны А основного долга в размере 9 141 руб. 47 коп., пени в размере 416 765 руб. 18 коп., неустойки в размере 122 405 руб., признана не подлежащей исполнению.

В остальной части заявленных требований отказано.

2168 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме