Ошибка в оформлении актов выполненных работ стоит дорого

В строительстве нередки случаи, когда заказчик подписывает акты выполненных работ не глядя, не вникая в технические моменты, целиком и полностью доверяя контрагенту. Только в последующем возникают споры о качестве, завышении объемов работ и взыскании неосновательного обогащения, которые не всегда разрешаются в пользу добросовестной стороны.

Акулич Анастасия

Адвокат минской областной коллегии адвокатов, юридическая группа REVERA

Подрезёнок Кристина

Адвокат Минской областной специализированной юридической консультации по правовому сопровождению бизнеса


2175 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Обстоятельства дела 

Между заказчиком (далее — ответчик) и подрядчиком (далее — истец) был заключен договор строительного подряда, предметом которого являлось выполнение строительно-монтажных работ на объекте. 

Во исполнение договора сторонами были составлены акты сдачи-приемки выполненных строительных работ за сентябрь и октябрь 2018 г. 

В состав акта сдачи-приемки выполненных строительных работ за сентябрь 2018 г. сторонами были ошибочно включены работы по вентиляции, выполнение которых фактически осуществлялось в октябре 2018 г. и которые были также отражены в подписанном сторонами акте за октябрь 2018 г.

Заказчик строительства произвел оплату работ по вентиляции согласно акту за сентябрь 2018 г., оплата дублирующих работ по вентиляции в рамках акта за октябрь 2018 г. заказчиком не производилась.

В последующем стороны расторгли договор подряда.

Со ссылкой на неисполнение ответчиком обязательств по оплате акта за октябрь 2018 г. подрядчик обратился в суд за судебной защитой. 

Позиция истца

В обоснование своих требований истец указал, что в октябре 2018 г. он выполнил для ответчика работы по вентиляции, что подтверждается подписанными истцом и ответчиком актами выполненных работ формы С-2а и справкой формы С-За. 

Поскольку ответчиком оплата выполненных работ по вентиляции за октябрь 2018 г. произведена не была и на момент подачи иска договор строительного подряда сторонами был расторгнут, истец предъявил требование о взыскании неосновательного обогащения в виде стоимости выполненных работ за октябрь 2018 г. и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Позиция ответчика 

Ответчик с исковыми требованиями не согласился. В обоснование отказа в удовлетворении требований истца он ссылался на то, что при оформлении сторонами актов сдачи-приемки работ, выполненных в сентябре 2018 г., в эти акты ошибочно были включены работы по устройству вентиляции, которые истцом фактически не выполнялись, но были ему оплачены. 

По мнению ответчика, указанная ошибка должна была быть учтена (отражена минусовой строкой) при оформлении актов и справок за октябрь 2018 г. истцом, в результате чего итоговая сумма стоимости работ за октябрь 2018 г. к оплате должна была быть существенно уменьшена.

Так, в соответствии с п. 2 Инструкции о порядке применения и заполнения форм актов сдачи-приемки выполненных строительных и иных специальных монтажных работ, утвержденной постановлением Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь от 20.07.2018 № 29 (далее — Инструкция № 29), акты оформляются подрядчиком при предъявлении к приемке выполненных строительных работ и являются первичными учетными документами, подтверждающими наименование, количество и стоимость выполненных и принятых работ. На основании актов стоимость выполненных строительных работ отражается в бухгалтерском учете подрядчика и заказчика.

Согласно п. 7 Инструкции № 29 при изменении количества и стоимости принятых работ по решению суда или по результатам контрольных обмеров составляются корректировочные акты.

Таким образом, при формировании итоговой стоимости работ по акту за октябрь 2018 г., подлежащей оплате истцу, должна была быть «отминусована» стоимость работ, оплаченных ответчиком, но фактически не выполненных истцом в сентябре 2018 г. 

Факт отсутствия выполнения работ по вентиляции в сентябре 2018 г. также подтверждался исполнительной документацией по объекту строительства.

Выводы суда

Суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении исковых требований и взыскании с ответчика суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

По мнению суда, довод ответчика о необходимости «минусовки» в октябрьском акте стоимости оплаченных, но не выполненных истцом в сентябре 2018 г. работ не может быть принят во внимание суда в настоящем деле, поскольку: 

1) в соответствии с п. 2 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.05.2011 № 7 «О судебном решении» в силу принципа диспозитивности (ст. 23 ХПК) суд рассматривает дело и выносит решение только в отношении заявленных требований, то есть исходя из основания, предмета иска, указанных истцом. Проводить судебное разбирательство и выносить решение в отношении незаявленного требования, самостоятельно изменить основание или предмет иска суд в силу ч. 2 ст. 23 ХПК вправе лишь в случаях, прямо предусмотренных законодательными актами;

2) предметом и основанием исковых требований применительно к данному делу является взыскание суммы неосновательного обогащения, складывающейся из стоимости выполненных работ за период в октябре 2018 г.;

3) стоимость работ, оплаченных ответчиком и не отработанных истцом в сентябре 2018 г., может быть предметом и основанием самостоятельных исковых требований. 

Мнение авторов:
Описанный судебный кейс свидетельствует о достаточно формальном подходе судебной инстанции к разрешению спора. Так, судом не были достаточным образом проанализированы доводы ответчика о том, что именно истец является лицом, ответственным за составление актов выполненных работ, не принята во внимание исполнительная документация по объекту.
При этом в соответствии со ст. 108 ХПК суд, рассматривающий экономические дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании доказательств, имеющихся в деле.
Объем доказательственной базы позволял установить факт ошибочного (необоснованного) включения работ по вентиляции в акты за сентябрь 2018 г. и, как следствие, необходимость корректировки такой ошибки в следующем отчетном периоде (когда такая ошибка была выявлена) — октябре 2018 г.
Неприятие судом указанных обстоятельств в рассмотренном деле фактически не лишает ответчика права обратиться с самостоятельным требованием о взыскании неосновательного обогащения к истцу. При этом примененный судом подход не учитывает принцип справедливости и ставит добросовестную сторону в позицию необходимости обращения за дополнительной судебной защитой исключительно по формальным основаниям.

2175 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме