Возникновение права собственности по договору купли-продажи транспортного средства

Согласно законодательству Республики Беларусь ряд сделок по отчуждению имущества требует государственной регистрации. Отсутствие данного условия может повлечь неблагоприятные последствия в случае возникновения судебного разбирательства, а также привести к признанию сделки ничтожной.

Рассматриваемый случай из судебной практики может быть интересен для юридических лиц, которые отчуждают либо намереваются произвести отчуждение транспортных средств, находящихся на балансе организации, по договору купли-продажи физическому лицу.

Мадудина Марина
Мадудина Марина

Адвокат Минской областной коллегии адвокатов

2520 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Фабула спора

В октябре 2016 г. инспекция Министерства по налогам и сборам (далее — ИМНС) вынесла в отношении ООО «С» постановление о наложении ареста на имущество и (или) изъятии имущества плательщика налогов, сборов (пошлин) (иного обязанного лица) (далее — Постановление).

Спустя месяц был составлен протокол описи арестованного и (или) изъятого имущества (далее — Протокол), в который вошло имущество, принадлежащее физическому лицу Иванову И.И. на праве собственности, а именно легковой автомобиль (далее — автомобиль).

Экономический суд вынес определение о судебном приказе по заявлению взыскателя — ИМНС о взыскании задолженности по платежам в бюджет за счет имущества должника — ООО «С», поименованного в протоколах описи арестованного и (или) изъятого имущества.

Таким образом, ввиду сложившихся обстоятельств на автомобиль, принадлежащий Иванову И.И., было обращено взыскание как на имущество должника ООО «С» для погашения задолженности по платежам в бюджет.

Защита прав и интересов в судебном порядке

Иванов И.И. обратился в суд с исковым заявлением об освобождении имущества от ареста (исключении из акта описи). Ответчиками по данному спору выступали ООО «С» (должник) и ИМНС (взыскатель).

В соответствии со ст. 282 ГК собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

На основании ч. 1 ст. 480 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь всякое лицо, чье право затрагивается исполнением исполнительного документа, может предъявить иск к взыскателю и должнику об освобождении имущества от ареста.

Согласно п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 10.12.1993 № 12 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)» иск об освобождении имущества от ареста может быть предъявлен собственником.

Таким образом, Иванов И.И. полагал, что, являясь собственником, он имеет право требовать освобождения принадлежащего ему имущества (автомобиля) от ареста (исключения из акта описи).

Позиция истца

Для защиты своих интересов истцу требовалось доказать право собственности на спорное имущество.

Принадлежность автомобиля на праве собственности истцу на момент вынесения Постановления, составления Протокола и вынесения определения о судебном приказе основывалась на следующем.

Истец в течение длительного периода времени являлся директором юридического лица, входившего вместе с должником в одну экономическую группу юридических лиц. После того, как учредители данного юридического лица решили прекратить с истцом трудовые отношения, было принято решение о продаже истцу спорного автомобиля.

По мнению истца, наличие у него права собственности на автомобиль подтверждается договором купли-продажи транспортного средства от 07.04.2016, в рамках которого должник продал автомобиль истцу и в п. 7 предусмотрел, что право собственности на автомобиль и риск его случайной гибели переходят от ООО «С» к Иванову И.И. с момента подписания акта приема-передачи транспортного средства. При этом стороны в указанном пункте договора оговорили, что в соответствии с п. 5 ст. 458 ГК право залога у должника на автомобиль не возникает. В результате в день подписания товарной накладной и акта приема-передачи транспортного средства — 11.04.2016 автомобиль стал собственностью истца без какого-либо обременения со стороны должника или иных лиц.

По мнению истца, возникновение у него права собственности на автомобиль произошло задолго (более чем за полгода) по отношению к тому моменту, когда на указанное имущество было обращено взыскание по долгам взыскателя.

Несмотря на то, что с учета в ГАИ автомобиль не был снят и по-прежнему числился за должником, дважды после подписания договора купли-продажи истец оформлял страховку на автомобиль за своей подписью и за свой счет. Истец нес все расходы по обслуживанию и ремонту автомобиля.

Должник начал совершать действия по снятию автомобиля с учета в ГАИ и его регистрации на истца, но не довел их до логического завершения. Данное обстоятельство, по мнению истца, никак не влияло на наличие у него права собственности на автомобиль, поскольку законодательство не связывает сохранение учета в ГАИ на автомобиль за должником с правом собственности должника на автомобиль.

Следовательно, по мнению истца, факт отсутствия в ГАИ регистрации автомобиля за ним как за новым собственником не означает сохранение права собственности на автомобиль за прежним собственником.

Согласно подп. 1.1 п. 1 Указа Президента Республики Беларусь от 15.10.2007 № 504 «О некоторых мерах по упорядочению сделок по отчуждению транспортных средств» (далее — Указ № 504) на территории Республики Беларусь сделки по отчуждению механических транспортных средств, прицепов к ним или самоходных машин, подлежащих государственной регистрации и государственному учету в соответствии с законодательством, заключаемые между физическими лицами, а также сделки по отчуждению физическими лицами таких механических транспортных средств, прицепов к ним или самоходных машин юридическим лицам или индивидуальным предпринимателям должны совершаться в простой письменной форме путем составления договоров с учетом требований настоящего Указа.

Подпунктом 1.2 п. 1 Указа № 504 предусмотрено, что договоры купли-продажи, мены, дарения механических транспортных средств, прицепов к ним, самоходных машин, заключаемые в соответствии с подп. 1.1 п. 1, составляются в 3 экземплярах и вступают в силу со дня их регистрации в порядке, установленном Советом Министров Республики Беларусь, с проставлением отметки о проведенной регистрации на каждом экземпляре.

Поскольку в анализируемом случае транспортное средство отчуждалось юридическим лицом (продавец) физическому лицу (покупатель), по мнению истца, регистрация договора купли-продажи автомобиля не требовалась, так как нормы Указа № 504 устанавливают требование об обязательной регистрации договоров купли-продажи, заключаемых между физическими лицами, а также между продавцами — физическими лицами и покупателями — юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями.

В соответствии с п. 1 ст. 224 ГК право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законодательством или договором.

Все документы на автомобиль, ключи и иные принадлежности, как и сам автомобиль, с момента их передачи истцу находились у последнего. Должник не совершал никаких действий по прекращению права собственности истца на автомобиль, не прибегал ни к каким средствам правовой защиты, в том числе не отзывал доверенность, выданную истцу на право управления автомобилем.

На основании изложенного истец полагал, что он являлся единственным законным собственником автомобиля, и просил суд признать за ним право собственности на спорный автомобиль, освободив его от ареста.

Позиция ответчика

ИМНС подала встречное исковое заявление об установлении факта ничтожности сделки — договора купли-продажи автомобиля от 07.04.2016 между ООО «С» и Ивановым И.И.

Исковые требования ИМНС основывались на норме п. 1 ст. 171 ГК, в силу которого мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей юридические последствия, ничтожна.

Во встречном иске ИМНС указала, что после составления акта описи от 29.11.2016 спорный автомобиль был вверен директору ООО «С», ему же инспекцией был объявлен запрет на право распоряжения вверенным имуществом. При этом информации о том, что указанное имущество ранее было отчуждено Иванову И.И. и не является собственностью должника, не поступало.

Директор ООО «С» 01.03.2017 известил инспекцию о том, что спорный автомобиль передан Иванову И.И. на основании договора купли-продажи от 07.04.2016. В свою очередь, Иванов И.И. должен был рассчитаться за автомобиль до 13.04.2016, однако не сделал этого, а спорный автомобиль отказался вернуть продавцу.

Соответственно, договор купли-продажи автомобиля не был исполнен покупателем в части оплаты. По данным бухгалтерского учета, транспортное средство находится на балансе продавца, хозяйственные операции, подтверждающие факт реализации транспортного средства, в бухгалтерском учете отсутствуют, договор купли-продажи в органах ГАИ зарегистрирован не был.

С учетом изложенных обстоятельств ИМНС просила установить факт ничтожности сделки по купле-продаже автомобиля между ООО «С» и Ивановым И.И. с признанием права собственности на вышеуказанное имущество за ООО «С».

Судебное разбирательство

В ходе судебного разбирательства судом был направлен запрос в УГАИ ГУВД Минского горисполкома для выяснения следующих вопросов:

— подлежит ли государственной регистрации договор купли-продажи автомобиля в ГАИ, если продавцом автомобиля выступает юридическое лицо — резидент Республики Беларусь, а покупателем — гражданин Республики Беларусь?

— может ли покупатель самостоятельно (вместо прежнего собственника, юридического лица) снять автомобиль с учета в ГАИ?

— верно ли утверждение о том, что после снятия прежним собственником (юридическим лицом) автомобиля с учета в ГАИ физическое лицо обязано подать документы для государственной регистрации приобретенного автомобиля в регистрационное подразделение ГАИ в течение 10 дней с момента передачи документов прежним собственником с отметкой ГАИ о снятии автомобиля с учета*?

* Согласно п. 15.11 перечня административных процедур, осуществляемых государственными органами и иными организациями по заявлениям граждан, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 26.04.2010 № 200.

На поставленные вопросы УГАИ предоставило разъяснение следующего содержания.

Согласно Указу № 504 договоры купли-продажи, мены, дарения механических транспортных средств, прицепов к ним между юридическим и физическим лицами, где отчуждателем является юридическое лицо, а также договоры отчуждения между юридическими лицами заверению в регистрационно-экзаменационных подразделениях Государственной автомобильной инспекции Министерства внутренних дел не подлежат.

Однако в соответствии с п. 6 постановления Совета Министров Республики Беларусь от 31.12.2002 № 1849, утвердившего Положение о порядке государственной регистрации и государственного учета транспортных средств <…> (далее — Положение), собственники транспортных средств представляют в регистрационные подразделения для регистрации транспортные средства в течение 10 дней со дня их приобретения, если в отношении этих транспортных средств в соответствии с законодательством не требуется совершения таможенных операций, связанных с их выпуском. Регистрационные действия от имени собственника может совершать его представитель на основании документа, подтверждающего его полномочия.

Решение суда

Рассмотрев спорную ситуацию, суд установил факт ничтожности сделки купли-продажи автомобиля в силу следующего.

В соответствии со ст. 166 ГК несоблюдение нотариальной формы или требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной.

Согласно ст. 168 ГК недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Статья 171 ГК определяет мнимую сделку как сделку, совершенную лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей юридические последствия.

Если договор об отчуждении имущества подлежит государственной регистрации, то право собственности у приобретателя возникает с момента его регистрации, если иное не установлено законодательством (ст. 224 ГК).

В ходе судебного разбирательства выяснилось, что в соответствии со свидетельством о регистрации транспортного средства собственником автомобиля с 24.11.2015 и по день рассмотрения дела судом является ООО «С», а Иванов И.И. владел и пользовался спорным автомобилем на основании доверенности, выданной собственником.

Доводы истца о том, что Иванов И.И. является собственником спорного автомобиля в силу договора купли-продажи от 07.04.2016, суд нашел несостоятельными исходя из подп. 1.3 п. 1 Указа № 504. В соответствии с данной нормой физические лица, которые приобрели транспортные средства на основании договора, обязаны поставить их на государственный учет не позднее 10 дней с даты регистрации договора в регистрационном подразделении или в инспекции гостехнадзора.

Суд также принял во внимание доводы представителя ИМНС в той части, что в соответствии с Положением покупатель транспортного средства в течение 10 дней с момента оформления сделки по приобретению обязан зарегистрировать приобретенное транспортное средство в регистрационных подразделениях ГАИ. Это опровергает доводы истца о том, что при переходе права собственности от юридического лица к физическому лицу соответствующей регистрации договора купли-продажи не требуется.

По мнению суда, такие обстоятельства подтверждают законность и обоснованность заявленных требований ИМНС об установлении факта ничтожности сделки как по основанию отсутствия государственной регистрации договора купли-продажи автомобиля (ст. 166 ГК), так и по мнимости сделки (ст. 171 ГК).

При таких обстоятельствах суд решил отказать истцу в удовлетворении заявленных требований о признании за ним права собственности и освобождении имущества от ареста, признав право собственности на автомобиль за ООО «С».

Обжалование решения

Решение суда было обжаловано в вышестоящую инстанцию и оставлено в силе.

Резюме.
Описанный в статье случай наглядно иллюстрирует имеющийся пробел в законодательстве, выражающийся в том, что, с одной стороны, государственная регистрация договора купли-продажи при отчуждении транспортного средства юридическим лицом гражданину не требуется, а с другой стороны, снять с учета транспортное средство может только собственник (юридическое лицо), невзирая на наличие у гражданина договора и акта передачи транспортного средства. В этой связи остается неурегулированным вопрос о том, как физическому лицу, которое приобрело транспортное средство, выполнить обязанность по его перерегистрации (снятию с учета и постановке на учет на свое имя) в органах ГАИ. Кроме того, достаточно неоднозначными представляются выводы суда о необходимости регистрировать договор купли-продажи транспортного средства, если продавцом выступает юридическое лицо, а приобретателем транспортного средства — физическое лицо при отсутствии соответствующего требования в Указе № 504, а также указание в решении на ничтожность договора купли-продажи автомобиля одновременно по двум совершенно разным основаниям. В связи с затруднительным финансовым положением истца принятое решение не было обжаловано в Верховный Суд Республики Беларусь.


2520 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме