Вы на портале

Контракт FIDIC: какое законодательство применимо при разрешении спора?

В случае возникновения споров об оплате дополнительных работ, а также об исключении из стоимости выполненных работ суммы неустойки при исполнении международного контракта FIDIC возникает вопрос: законодательство какой страны следует применять? Рассмотрим на примере из судебной практики.

Горелов Николай
Горелов Николай

Директор ООО «Юридическая компания Альянс Права Консалт», юрист с опытом работы в должности судьи, заместителя председателя суда общей юрисдикции

502 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Содержание:


Обстоятельства дела

В соответствии с Соглашением о займе Международный банк реконструкции и развития (МБРР) предоставил Респуб­лике Беларусь заем для финансирования проекта. 

Между подрядчиком, заказчиком и плательщиком заключен контракт на выполнение строительных работ по объекту.

В соответствии с условиями контракта заказчик поручил, а подрядчик принял на себя обязательство по выполнению и сдаче строительных работ на объекте в установленный контрактом срок. Обязательства по оплате выполненных работ принял на себя плательщик.

Подрядчиком работы были выполнены, однако их стоимость оплачена заказчиком без учета дополнительных работ. Также стоимость работ была уменьшена на размер неустойки за нарушение сроков их оплаты.

Позиция истца 

1. Поскольку дополнительные работы по актам выполненных работ за ноябрь 2020 г. были выполнены по согласованию с заказчиком и оформлены надлежащим образом, их стоимость подлежит взысканию с ответчика.

2. Ввиду того, что заказчик при подписании итоговой справки о стоимости выполненных работ формы С-3а необос­нованно применил положения Общих условий контракта (далее — ОУК) п. 47.1 Особых условий контракта (далее — ОсУК) и обязал подрядчика исключить из этой справки стоимость подлежащих оплате работ на сумму предполагаемой неустойки, данная неустойка подлежит взысканию в пользу истца. 

3. Иск предъявлен к заказчику и плательщику, так как заказчик подает документы об объемах и стоимости выполненных работ, а плательщик на основании полученных от заказчика документов оформляет заявки в Международный банк реконструкции и развития для оплаты. Поскольку плательщик солидарно с заказчиком не исполнили свои обязательства по контракту, в том числе по оплате в полном объеме выполненных работ, вышеуказанные суммы подлежат взысканию в солидарном порядке. 

Позиция ответчика 1 (плательщика)

Контракт заключен в рамках реализации Соглашения о займе между Рес­публикой Беларусь и Международным банком реконструкции и развития, ратифицированного Законом Рес­публики Беларусь от 30.12.2015 № 337-З. Неотъемлемой частью Соглашения являются Общие условия для займов МБРР от 12.03.2012, согласно которым права и обязанности банка и сторон по займу в рамках юридических соглашений являются юридически действительными и подлежат принудительному осуществлению в соответствии с их условиями, независимо от каких-либо иных положений в законодательстве любого государства или его политического подразделения. В связи с этим ссылка истца на национальное законодательство, регулирующее порядок заключения и исполнения договоров строительного подряда, в обоснование исковых требований неправомерна.

Аналогичные положения предусмот­рены п. 3.1 ОсУК, что также предоставляет заказчику право удержания неустойки из платежей, причитающих подрядчику, и исключает возможность истца обосновывать свои требования ссылками на национальное законодательство.

В части оплаты выполненных истцом дополнительных работ плательщик пояснил, что они не оплачены ввиду непредоставления заказчиком необходимых документов. 

Позиция ответчика 2 (заказчика) 

В части применения положений контракта, а не национального законодательства заказчик изложил позицию, аналогичную позиции плательщика.

Заказчик указал, что контрактом предусмотрена его обязанность получить письменное согласование Управления образования облисполкома по объемам и стоимости дополнительных работ, влекущих увеличение стоимости контракта. Вместе с тем такое согласование получено не было, о чем подрядчик был поставлен в известность, а также не была осуществлена корректировка проектно-сметной документации в данной части. Кроме того, часть выполненных подрядчиком работ не являются дополнительными.

Поскольку подрядчиком допущено нарушение сроков выполнения работ, в соответствии с ОУК п. 47.1 ОсУК, имеющего высшую юридическую силу в сравнении с аналогичными положениями национального законодательства, из суммы, подлежащей оплате подрядчику, исключена сумма неустойки. 

Выводы суда первой инстанции 

1. Выводы в части исключения из стоимости работ, подлежащих оплате, неустойки за нарушение сроков выполнения работ

Пунктом 3 ст. 1 ГК установлено, что участниками регулируемых гражданским законодательством отношений являются граждане Республики Беларусь, юридические лица Республики Беларусь, Республика Беларусь, административно-территориальные единицы Республики Беларусь.

Поскольку контракт заключен резидентами Республики Беларусь на территории Республики Беларусь и регулирует отношения между резидентами Респуб­лики Беларусь, суд пришел к выводу, что применимым правом при разрешении спора между сторонами по настоящему делу является право Республики Беларусь (несмотря на иные положения контракта). 

В соответствии с ОУК п. 47.1 ОсУК, если подрядчик не может обеспечить завершение объекта или любой его части согласно разработанному графику производства работ в сроки, отведенные для выполнения работ или в течение любого продления этих сроков, подрядчик должен выплатить неустойку, размер которой по объекту в целом составляет 0,10 % от цены контракта в сутки, но не более 10 % от цены контракта. 

Заказчик вычитает неустойку из платежей, причитающихся подрядчику. Вычет неустойки из причитающихся подрядчику платежей отражается заказчиком в акте сдачи-приемки работ, справке формы С-За с приложением расчета неустойки, в счете-фактуре и подписывается сторонами. 

Вместе с тем в силу п. 1 ст. 381 ГК обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования.

В данном случае удержание суммы неустойки из стоимости выполненных строительных работ рассматривается судом как способ прекращения обязательства зачетом, который недопустим в силу неоднородности встречных требований. 

С учетом изложенного, а также принимая во внимание то, что неустойка не является бесспорным требованием, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для уменьшения стоимости выполненных работ, отраженных в акте за ноябрь 2020 г., посредством вычета из нее суммы неустойки.

2. Выводы в части отказа ответчиков от оплаты дополнительных работ

Согласно п. 12 Положения № 1553 работы, не предусмотренные проектной документацией, разработанной по стадии «Строительный проект», необходимость выполнения которых возникла в процессе строительства и подтверждена разработчиком проектной документации на основании двухстороннего акта, подписанного заказчиком и разработчиком проектной документации, являются дополнительными работами.

В соответствии с ОУК ч. 8 п. 40.1 ОсУК в случае выявления в процессе строительства не учтенных проектной организацией работ подрядчик обязан свое-временно сообщить об этом руководителю проекта и заказчику. Объем и стоимость не предусмотренных в проектной документации дополнительных работ определяются разработчиком проектной документации на основании трехстороннего акта, подписанного заказчиком, подрядчиком и разработчиком проектной документации, и отражаются в актах сдачи-приемки выполненных работ с формированием ведомости дополнительных работ. 

Расчет стоимости дополнительных работ осуществляется в порядке, преду­смотренном ОУК ч. 5 и 6 п. 3.1 ОсУК. Так, при возникновении дополнительных объемов работ с уже имеющейся расценкой применяются расценки, предусмотренные ведомостями объемов работ. При возникновении дополнительных работ, расценки на которые не пре-дусмотрены в ведомостях объемов работ, их стоимость определяется согласно законодательству Республики Беларусь.

Обосновывая свои исковые требования в части взыскания стоимости дополнительных работ по контракту, подрядчик представил направляемые в адрес заказчика письма, а также подписанные в одностороннем порядке акты сдачи-приемки выполненных работ за ноябрь 2020 г. 

Работы, отраженные в акте за ноябрь 2020 г., выполнялись подрядчиком на объекте на основании подписанного представителями заказчика, подрядчика, проектной организации и руководителя проекта акта на дополнительные работы. 

Объем выполненных работ, зафиксированных в акте за ноябрь 2020 г., подтвержден лицами, участвующими в деле, в ходе контрольного обмера. 

Необходимость выполнения данных работ на объекте, в том числе для ввода объекта в эксплуатацию, также не оспаривается. 

В акте сдачи-приемки выполненных работ за ноябрь 2020 г. отражены работы по прокладке силового кабеля, которые не входили в предмет контракта, их выполнение стало необходимым по требованию третьего лица. 

Проектной организацией было разработано соответствующее проектное решение, а также произведен расчет стои­мости таких работ. Подрядчику переданы соответствующие листы проекта, локальная смета № 1 на сеть электроснабжения, ведомость объемов работ и расходов ресурсов к ней со штампом «к производству работ».

Доводы заказчика относительно того, что часть работ, выполненных подрядчиком и указанных в акте за ноябрь 2020 г., не являются дополнительными, поскольку их выполнение было предусмотрено первичной проектно-сметной документацией, суд оценил критически. Из вышеприведенного акта следует, что указанные в нем дополнительные объемы работ не учтены в проектно-сметной документации в связи с невозможностью предусмотреть их в процессе проектирования, поэтому они определены в процессе производства работ. 

Поскольку объем выполненных работ по актам за ноябрь 2020 г., необходимость выполнения данных работ, а также методика расчета их стоимости стороной ответчика не оспаривались, суд пришел к выводу об обоснованности требований истца о взыскании стоимости таких работ.

Доводы заказчика о том, что дополнительные работы оплате не подлежат по причине отсутствия письменного согласования Управления образования облисполкома, судом отклонены. 

Согласно ОУК ч. 9 п. 40.1 ОсУК, если дополнительные работы влекут увеличение стоимости контракта, до подписания трехстороннего акта заказчик обязан получить письменное согласование Управления образования облисполкома по объемам и стоимости дополнительных работ. 

Вместе с тем по делу установлено, что за согласованием в Управление образования облисполкома заказчик обратился уже после подписания трехстороннего акта на дополнительные работы и их фактического выполнения подрядчиком на объекте. 

Принимая во внимание тот факт, что выполнение дополнительных работ, не предусмотренных проектной документацией, однако необходимых для ввода объекта в эксплуатацию, было поручено подрядчику, учитывая фактическое выполнение данных работ, подтвержденных в том числе актами контрольных обмеров, суд пришел к выводу, что несоблюдение заказчиком установленного контрактом порядка согласования дополнительных работ с Управлением образования облисполкома не может стать причиной неоплаты их стоимости.

3. Выводы в части правильного определения ответчика, с которого подлежат взысканию денежные суммы в пользу истца

Удовлетворяя исковые требования в части взыскания неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами с заказчика, суд исходил из того, что обязанность по оплате за выполненные подрядчиком работы возложена на заказчика. Просрочка в оплате за выполненные подрядчиком работы также возникла в связи с действиями заказчика по удержанию из стоимости выполненных работ суммы неустойки и непредоставлению плательщику преду­смотренных договором документов на оплату в данной части.

Позиция же истца в части взыскания суммы основного долга, неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами с заказчика и плательщика солидарно не основана ни на нормах права, ни на условиях заключенного сторонами контракта.

Исходя из изложенного, суд исковые требования удовлетворил в части взыскания вышеуказанных сумм с заказчика, отказав в их удовлетворении к плательщику. При этом суд согласился с позицией истца о применении п. 84 Правил № 1450, ОУК подп. 41.1 п. 41 ОсУК и взыскал с заказчика неустойку за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательств, предусмотренных договором, а также проценты за пользование чужими денежными средствами. 

502 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме